Главная / Финансы / Будем по максимуму работать с коммерческими банками

Будем по максимуму работать с коммерческими банками

829027574 - Будем по максимуму работать с коммерческими банками

Николай Цехомский

первый зампред Внешэкономбанка

© РИА Новости. Евгений Одиноков

Внешэкономбанк с приходом Игоря Шувалова решил расширить как перечень отраслей, так и набор инструментов для инвестирования в проекты. Корпорация намерена стать основным партнером государства в части реализации майского указа и развития инфраструктуры. Как ВЭБ меняет финансовую модель и стратегию, почему Банку развития интересно строительство жилья, ледоколов и продовольственных хабов, как ВЭБ будет привлекать банки к участию в синдицированных кредитах и когда будет запущена фабрика проектного финансирования, в интервью агентству «Прайм» рассказал первый зампред Внешэкономбанка Николай Цехомский.

— В майском указе президента в отдельное направление выделено пространственное развитие России, в первую очередь за счет магистральной инфраструктуры. Речь идет о международных транспортных коридорах, о портах, авто и жд дорогах, электроэнергетике. Видит ли себя ВЭБ частью этого большого проекта? Какие инициативы готов предложить правительству?

— Действительно, мы совместно с Минэкономразвития и Минтрансом прорабатываем перечень проектов в части комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Внешэкономбанк заинтересован оказывать поддержку проектам, реализуемым с привлечением внебюджетных источников, как на ранних стадиях их подготовки, так и на более поздних инвестиционных стадиях.

Участие Внешэкономбанка может осуществляться в разных формах в зависимости от стадии и уровня проработки проекта.

Если мы говорим о развитии Северного морского пути, то это еще и вопрос кораблестроения с возможным использованием инструментов лизинга. Нам интересно участвовать в финансировании строительстве флота для северных перевозок, это могут быть и танкеры и ледоколы. Для нас это еще и комплексная история, поскольку развитие Северного морского пути является необходимым для успешной реализации проекта «Ямал-СПГ», в котором мы участвуем. 

В области нашего внимания также находятся инфраструктурные проекты, например, Северный широтный ход, а также проекты связанные с реализацией инициативы «Один пояс – один путь», автодорога Китай — Западная Европа. 

Вокруг этих проектов может возникать большое количество сопутствующих объектов, созданных с применением механизма государственно-частного партнерства. 

— Будете ли привлекать в проекты партнеров?

— ВЭБу интересны все эти проекты, но мы понимаем, что не можем быть их единственным участником, они должны реализовываться на базе консорциума. Мы можем быть либо организаторами, либо соорганизаторами совместных сделок, мы готовы, при необходимости, предлагать лизинговые инструменты.

Так, ВЭБ планирует профинансировать приобретение пригородных пассажирских поездов, на рассмотрении находится проект по финансированию поставки четырех поездов «Ласточка». Мы организовали финансирование сделки по приобретению и предоставлению в лизинг вагонов московского метро. Проект предусматривает поставку 768 новейших вагонов, ВЭБ уже профинансировал поставку 664 вагонов. 

Все эти проекты имеют потенциально коммерческий интерес. Также ВЭБу интересно участие в строительстве аэропортов на Дальнем Востоке. В портфеле ВЭБа восемь проектов по модернизации крупных узловых аэропортов, включая строительство и реконструкцию терминалов. 

У нас есть проект, в реализации которого мы уже какое-то время участвуем — это создание крупных продовольственно-распределительных центров, хабов для хранения и транспортировки быстропортящихся товаров по всей России. Этот проект очень интересен государству, потому что он сглаживает продуктовую инфляцию, будет способствовать развитию экспорта. 

— В каких регионах планируется построить такие хабы? 

— Их должно быть порядка сорока, и они должны покрыть всю территорию нашей страны — от западной части до Дальнего Востока, где, для примера, есть уникальная морская продукция, которая, увы, недоступна для большей части России. Сейчас в основном она идет на экспорт в Китай. Но есть варианты, как эта продукция может быть востребована внутри страны и для экспорта на Запад. Как раз через такие хабы. 

То же самое относится и ко всему набору скоропортящейся продукции: мясу, молочным продуктам, овощам и фруктам. Данная сеть будет включать в себя 10 федеральных и до 30 региональных оптово-распределительных центров (ОРЦ), связанных единой IT-платформой, которая позволит создать общее информационное онлайн-пространство для дистанционной торговли продовольствием, заказа сервисов, мониторинга продовольственного рынка. Это проект с частным капиталом, по отношению к которому Внешэкономбанк прорабатывает возможность выступить соинвестором и кредитором.

На самом деле, это не только и не столько складская история, это еще и первичная переработка: мойка, калибровка, заморозка, упаковка, и порядка 50 других услуг в одном хабе.

Одна из идей заключается в том, что фермер привозит свою продукцию, сдает ее на этот склад, она запускается в логистическую цепочку, а фермер получает сразу сертификат о сдаче продукции. То есть продукция все еще принадлежит ему, но он может сразу начать использовать сертификат, чтобы получить финансирование или субсидию. Сейчас фермер не имеет возможности получить деньги, пока продукция не будет реализована. А в рамках нашего проекта у него сразу будет финансовый инструмент, который он сможет использовать, например, для перекредитования.

— Как будет реализовываться продукция из этих центров? 

— Речь идет как о физической сбытовой площадке, так и о создании онлайн-платформы, с помощью которого люди смогут заказывать продукцию из хаба по понятной цене. Это могут быть как мелко-оптовые покупатели, так и торговые сети. В дальнейшем, продукцию из ОРЦ смогут напрямую приобретать рестораны и даже граждане. Такая схема распространена на развитых рынках.

Что касается регионов, где будут располагаться хабы, то здесь не должно быть никакой диктовки. Должна быть как заинтересованность самих регионов, так и наличие логистической и коммерческой потребности в таком хабе в данной локации.

— ВЭБ — единственный участник-организатор этого проекта или у вас уже есть партнеры?

— Сейчас очень многие заинтересованы в подобных проектах. Мы точно не хотим на себя одеяло тянуть, важно скоординировать усилия, в том числе с частной инициативой. При этом очень важно создавать именно единую федеральную сеть центров с едиными стандартами в плане логистики, обработки грузов, доработки, фасовки и, в том числе, маркетинга.

—  То есть ВЭБ не просто будет предоставлять заемное финансирование, но и может войти в капитал проекта?

— Согласно нашему новому финансовому меморандуму, который в ближайшее время будет утвержден, продуктовая линейка банка расширится и будет рассчитана на формирование комплексного предложения. Это и наш классический продукт «проектное финансирование», который может быть дополнен долевым участием, синдицированием финансирования с другими банками с применением различных траншей с учетом специфики проекта.

При участии в капитале мы предусматриваем понятные принципы и условия продажи своей доли по истечении определенного срока и выхода проекта на планируемые показатели эффективности, конечно, с учетом разумного уровня доходности для ВЭБа. 

— В какие сроки примерно планируете реализовать логистический проект, во сколько он оценивается? 

— Весь проект достаточно большой, но наше участие может быть более скромным, в зависимости от участия частных инвесторов и регионов. Помимо этого у нас есть один объект в собственности Татарстана, который может быть задействован под хаб.

— Вы упомянули фабрику проектного финансирования, когда она будет запущена? Каковы первые проекты?

— Фабрика – это очень привлекательное дополнение к механизму синдикации, и мы отмечаем большой интерес у участников рынка к данному инструменту. Мы подписали на ПМЭФ соглашения о намерениях рассмотреть возможность реализации в рамках фабрики по восьми проектам на общую сумму более 700 миллиардов рублей. Напомню, для участия в фабрике отбираются проекты с объёмом инвестиций более 3 миллиардов рублей, сроком окупаемости – до 20 лет. Причем, инициатор или инициаторы должны вложить не менее 20% собственных средств. 

Таким образом, реализуется стандартная для проектного финансирования пропорция 80 на 20. В синдикате ВЭБ, являющийся оператором фабрики, берет на себя роль кредитного управляющего. Механизм синдикации позволяет распределять риски проекта между кредиторами, и на каждый рубль инвестиций ВЭБа привлечь 3-4 рубля дополнительных инвестиций в экономику России за счет рыночных источников.

Мы сейчас с партнерами завершаем обсуждение всех условий по ряду проектов. Ожидаем, что все необходимые решения и согласования завершатся в третьем-четвертом квартале, и до конца года мы планируем открыть финансирование. В настоящее время у нас в проработке 12 проектов под фабрику, пять проектов находятся на предварительном рассмотрении. 

Надо понимать, что фабрика не может являться единственной формой стимулирования роста инвестиций в экономику России. Это всего лишь дополнительный инструмент поддержки привлечения средств в новые проекты, прежде всего в форме проектного финансирования. 

Это хорошее дополнение к частной инициативе отдельных форм государственной поддержки в форме субсидий, которые позволяют либо заемщикам, либо банкам снизить процентные риски, и в форме госгарантии, которая позволит направить средства институциональных инвесторов на финансирование новых проектов. Для нас сейчас очевидно, что механизм фабрики крайне интересен и востребован, но он, как и любой другой инструмент, по итогам реализации пилотных проектов, возможно, потребует корректировки, чтобы сделать его использование более эффективным и удобным.

— Какова доля участия ВЭБа в проектах, подписанных на ПМЭФ? 

— Это всегда предмет договоренностей с нашими партнерами — участниками синдиката и инициаторами проектов. Наш базовый принцип — мы не стремимся максимизировать свою долю в синдикатах. Наша основная задача как Банка развития через свое участие стимулировать увеличение доли коммерческих банков в проектном финансировании. Так, если в рамках фабрики формируется синдикат, минимальное участие группы Внешэкономбанка в синдикате может составить 10%.  

В целом для компаний и банков, участвующих в проектном финансировании, присутствие ВЭБа в синдикате крайне интересно. Так, ВЭБ готов рассматривать предоставление в рамках синдиката более «длинных» траншей, траншей на выплату процентов участникам синдиката на период инвестиционной фазы, в рамках фабрики предоставлять резервные транши, которые могут быть использованы в случаях превышения сметной стоимости проекта, либо на покрытие кассовых разрывов при выплате обязательных платежей кредиторам по другим траншам. 

Развитие рынка синдикаций для нас также является одним из приоритетов. В этом направлении уже реализованы основные законодательные инициативы. Но мы понимаем, что для того, чтобы синдицирование в России стало по настоящему распространенной формой финансирования новых проектов, нам вместе с другими участниками рынка предстоит еще проделать большую работу.  

Немаловажно и отношение наших партнеров – инициаторов проектов к такой форме организации заемного финансирования. В частности, для них крайне важно удобство работы с пулом банков, при котором организация работы среди участников синдиката не будет требовать от инициатора проекта взаимодействовать со всеми банками одновременно. Должен соблюдаться принцип одного окна и четкое распределение основных функций между участниками синдиката. 

— Интересно ли ВЭБу было бы в рамках проектного финансирования вложиться в проекты, связанные с цифровой экономикой. Например, не оговаривал ли ВЭБ с «Россетями» их программу цифровизации на 1,3 триллиона рублей, интересно ли вам это?

— Безусловно, для нас это однозначно интересно, инвестиции как в инфраструктуру, так и в производство цифрового электротехнического оборудования, но программа пока не утверждена, наши специалисты находятся к контакте с соответствующими сотрудниками «Россетей».

— А зеленая энергетика? 

— Зеленая энергетика для нас тоже приоритет. Мы сейчас активно рассматриваем проекты в солнечной и ветряной энергетике, в переработке и утилизации мусора. На наш взгляд, ВЭБ точно должен в них участвовать. Но опять же, надо смотреть на каждый конкретный проект. 

Что касается программы модернизации электростанций, оцениваемой в сотни миллиардов рублей до 2035 года, то, на наш взгляд, это проекты с высокой доходностью, которые в большинстве своем будут интересны коммерческим банкам. 

— Первый вице-премьер РФ Антон Силуанов в рамках ПМЭФ объявил о создании Фонда развития, средства которого будут направляться на инфраструктуру. Пополняться фонд будет в основном за счет внутренних займов. По вашему мнению, возможно ли в России развитие инфраструктуры без увеличения внутренних заимствований? 

— Если мы говорим о серьезных изменениях, о скачке в развитии инфраструктуры, то, конечно, без существенных инвестиций обойтись невозможно. Наша задача как Банка развития – максимизировать долю внебюджетных источников в финансировании проектов инфраструктуры. Вопрос увеличения внутренних заимствований на цели финансирования инфраструктуры вне зоны наших компетенций. Полагаю, самым правильным решением будет сбалансированная модель, включающая элементы государственной поддержки и внебюджетных источников.  

— Как сам ВЭБ намерен участвовать в реализации проектов фонда? На каких условиях планирует ВЭБ привлекать частный бизнес? 

— Сейчас этот вопрос еще в проработке. Говорить о том, что есть какая-то финальная, юридическая и организационная конструкция фонда и принципы его работы, слишком рано. Мы участвуем в рабочих группах, в рамках которых обсуждается реализация нацпроектов, майского указа. Пока есть некая сформированная цифра, предполагаемый объем средств фонда, но в каком объеме потребуются внебюджетные источники — это пока большой вопрос.

Конструкция реализации проектов за счет средств фонда, думаю, определится в четвертом квартале. 

Участие Внешэкономбанка будет зависеть от той роли, которая будет ему отведена. Мы считаем, что при реализации крупных инфраструктурных проектов институт развития – это важный,  ключевой элемент, в том числе в составе синдиката вместе с другими банками. 

— В настоящее время, по мнению многих, центрами притяжения и развитыми агломерациями можно назвать только Москву, Санкт-Петербург и, пожалуй, Казань. Намерен ли ВЭБ инициировать какие-либо проекты по созданию в России крупных агломераций, настоящих столиц в других российских регионах? Возможно ли это в целом? И в какие сроки? 

— Я считаю, что это абсолютно необходимо. На это сейчас очень внимательно смотрит и правительство. 

Можно сказать, что некоторые города, которые принимают сегодня Чемпионат мира по футболу, собственно уже на пути превращения в крупные агломерации, благодаря как самому мундиалю, так и проведенным мероприятиям по его подготовке. В целом, в части развития агломераций, видимо, необходимо определить порядка 20 городов, которые станут центрами притяжения. Плюс сообщение между ними будет напрямую, не через Москву. 

В Москве уже многое сделано в части инфраструктуры, технологий и комфорта, качество жизни горожан улучшается. Я думаю, что какие-то стандартные решения, которые реализованы в столице, будут использованы в других городах. Мы очень заинтересованы участвовать в этих решениях как финансирующий институт, как альтернатива концессии, работать вместе с муниципалитетами. Здесь наш статус как госкорпорации позволяет организовать такую работу.

Государство должно определить список этих городов. На мой взгляд, это может быть Калининград, Нижний Новгород, возможна отдельная агломерация на юге и на Дальнем Востоке и, безусловно, в Сибири.

Нам, прежде всего, интересно участвовать в глобальных проектах, например, в туристско-рекреационных. Совместно с корпорацией МСП и главами ряда регионов обсуждаем концепцию создания инфраструктуры детского образовательного туризма. 

— ВЭБ будет участвовать непосредственно в строительстве городской инфраструктуры? 

— Безусловно. Мы готовы финансировать проекты новой современной городской инфраструктуры. Один из примеров — здравоохранение. Такие проекты не только направлены на повышение качества жизни, но и в ряде случаев являются прекрасной возможностью использования мощностей  оборонно-промышленных предприятий в части переориентации их на производство гражданской продукции. Мы рассматриваем ряд проектов по созданию медицинских центров, концепция которых может стать комплексным коробочным решением для реализации в любом российском городе. 

— ВЭБ станет акционером этих центров? 

— Я думаю, что речь идет только о финансировании проектов. 

— Это будут частные больницы? Или государственные, но с определенным набором платных услуг? 

— В подобных проектах речь всегда идет о комплексном решении. Форма собственности не столь важна, важно, чтобы у проекта был хозяин. Пока вопрос в проработке.

— Вы нам рассказали о многих масштабных инициативах и планах, возможно ли их реализовать без докапитализации ВЭБа?

— В вашем вопросе уже есть ответ. Все реализовать без докапитализации точно невозможно. Если у нас не будет этого ресурса, мы не сможем участвовать в названных проектах. Пока форма и объем докапитализации ВЭБ обсуждается. 

— Планируете ли менять стратегию корпорации до 2021 года? 

— Кардинально менять стратегию необходимости нет. Необходимо будет уточнить финансовую модель – учесть появления новых продуктов и докапитализацию.

О SitesReady

Тут краткая биография автора записи

Оставить комментарий

x

Check Also

828902226 - Fitch: Наибольший отток средств юрлиц в июне пришелся на ВБРР

Fitch: Наибольший отток средств юрлиц в июне пришелся на ВБРР

Логотип агентства Fitch Ratings © РИА Новости. Виталий Белоусов «Всероссийский банк развития ...

yeezytrainer superstar shoes yeezy nmd yeezy 350 boost for sale yeezy boost shoes yeezytrainer superstar shoes yeezy nmd yeezy 350 boost for sale yeezy boost shoes yeezytrainer superstar shoes yeezy nmd yeezy 350 boost for sale yeezy boost shoes yeezytrainer superstar shoes yeezy nmd yeezy 350 boost for sale yeezy boost shoes